Журнал "Легкая атлетика"  
№4, 1973 г. 

Восстановленный текст  
(с) http://sylvia.gatchina.ru/
 
            Татьяна Козлова
"Возвращение финнов на олимпийский пьедестал"

"Финская легкая атлетика имеет давние славные традиции, пользуется заслуженной репутацией в Европе и во всем мире. Но до последнего времени это была скорее дань уважения прошлым ее заслугам, нежели признание сегодняшней силы. Да, когда-то "летящие финны" покрыли себя неувядаемой славой. С 1912 по 1936 г. они безраздельно властвовали на всех длинных и сверхдлинных дистанциях и в беге на 1500 м. На шести олимпиадах, проведенных за это время, они завоевали 20 золотых, 12 серебряных и 10 бронзовых наград, лишь однажды не сумев первенствовать сразу в трех видах: 5000 м, 10 000 м и стипль-чезе.

Значительная роль в становлении и утверждении финской школы бега на мировой арене принадлежит легендарному Пааво Нурми. Он один сумел выиграть 6 золотых и 3 бронзовые олимпийские медали, установил бесчисленное множество рекордов. Но, пожалуй, самое главное то, что Нурми, ставший кумиром целого поколения, сумел пробудить в своем маленьком народе чувство национальной гордости, желание и стремление прославить Финляндию - эту страну голубых озер и бескрайних лесов, добрых и сильных людей. Колехмяйнен, Ритола, Исо-Холо и Нурми, вписавшие немало славных страниц в историю олимпийского спорта, доказали своим соотечественникам, как много способен сделать человек, обладающий на-стоящим бойцовским характером, или, как говорят в стране Суоми, - "сису".

Что такое "сису", прекрасно иллюстрирует следующий пример. На Олимпийских играх 1924 г. превосходство финнов достигло своего апогея, они выиграли почти все, что было можно, и получили 9 наград высшей пробы, из которых четыре были завоеваны Нурми - в кроссе на 10 км, командном беге на 3000 м и в индивидуальном беге на 5000 и 1500 м, причем состязания на последних двух дистанциях проводились в течение одного часа. Пааво хотел стартовать и на 10 000 м, но официальные лица решили, что не следует слишком загружать его в первый день легкоатлетических состязаний и предпочли выставить в этом виде Ритолу. Ритола и вышел победителем с новым мировым рекордом, а в это же время на тренировочном поле разозленный Нурми в гордом одиночестве пробежал дистанцию на 30 сек. быстрее. Вот это и есть "сису".

Впоследствии одна из сильнейших легкоатлетических держав растеряла свои традиции и громкую славу, руководители федерации жили только воспоминаниями о добром прошлом, а о былом величии напоминала разве что бронзовая статуя Нурми, стоящая у входа на олимпийский стадион в Хельсинки.

Но вот громом среди ясного неба грянула двойная победа Ю. Вяятяйнена в стайерском беге на первенстве Европы 1971 г. И опять воспрянули болельщики, и опять пресса зашумела о "сису" и о новом "тайном оружии", которое финны якобы готовят к Олимпиаде. Резкий, быстрый, злой и в жизни, и на дорожке Юха готовился к Мюнхену, а в это время у него за спиной... Впрочем, почему за спиной? Прямо на глазах молодой талантливый Лассе Вирен, "семимильными шагами" продвигаясь к вершинам мастерства отобрал национальные рекорды в беге на 3000 и 5000 м, компенсируя, таким образом, относительные неудачи на чемпионате Европы.

Олимпийский сезон прошёл под знаком превосходства бегунов финской школы. И если представители других стран в одиночку штурмовали мировые, континентальные и национальные рекорды, то спортсмены Суоми вели наступление широким фронтом. Зеппо Туоминен улучшил мировое достижение на дистанции 25 км, Олави Суомалайнен выиграл Бостонский марафон, Пекка Васала быстрее всех в Европе пробежал два круга - 1.44,5, Вирен, выдвинувшийся на роль фаворита, установил мировой рекорд на 2 мили - 8.14,0, Пекка Пяйвяринта показал один из лучших результатов в стипль-чезе - 8.25,4.

Олимпиада подтвердила, что возрождение финской легкой атлетики, наметившееся ещё в 1971 г., не было случайным. В Мюнхене "бело-голубые" трижды поднимались на высшую ступень пьедестала почета, а Тапио Кантанен завоевал бронзу в стипль-чезе. В неофициальном командном зачете маленькая Финляндия смогла опередить такие крупные "легкоатлетические державы", как Франция, Польша, Венгрия и Италия. Чтобы разобраться в причинах успеха представителей "новой волны", необходимо вернуться немного назад. С 1967 по 1969 г. в Финляндии работал известный новозеландский тренер Артур Лидьярд, имя которого и связывают с процессом обновления легкой атлетики в стране. После Мюнхена президент республики Урхо Кекконен, признавая его значительный вклад в олимпийские достижения, наградил новозеландца специальным призом. Однако те, кто приписывает большую часть успехов Лидьярду, не совсем правы.

В середине 60-х годов в Финляндии появилась группа молодых тренеров-энтузиастов, имена которых сейчас хорошо известны всей стране. Они внесли свежую струю в работу федерации, стремясь модернизовать подготовку спортсменов на всех уровнях. Для повышения профессиональных знаний тренерских кадров была предпринята попытка пригласить на работу ведущих зарубежных специалистов. Первый этап в упрочении положения "королев спорта" совпал с приездом Лидьярда. Правда, для федерации это было связано с тройными издержками (новозеландский тренер получал тройную зарплату), и поначалу они себя не оправдывали. Для того чтобы привести в порядок финскую легкую атлетику, безусловно, требовалось время. И всё же даже в годы застоя она оставалась одним из самых популярных видов спорта в стране. Лидьярд, обладающий колоссальным практическим опытом, помог выявить наиболее талантливых среди сотен и тысяч занимающихся. Кроме того, он немало способствовал внедрению современных тренировочных концепций в подготовку бегунов.

Нельзя сказать, чтобы финские тренеры ничего не знали о новых методах, наоборот, молодые специалисты провели ряд собственных интересных исследований в различных видах. Но спортсмены не слишком-то им доверяли, предпочитая копировать планы вчерашних "звезд". И здесь, бесспорно, одно имя Лидьярда, подготовившего олимпийских чемпионов, сыграло решающую роль. Рольф Хайколла, наставник Лассе Вирена, никак не мог убедить своего ученика включить в занятия длительный непрерывный бег. Тот предпочитал тренироваться по интервальному методу. С теми же проблемами сталкивались и другие тренеры, уже уверовавшие в превосходство метода длительных непрерывных нагрузок. Они, конечно же, лучше знали и суровые условия местного климата, а авторитет Лидьярда помог им "обратить" своих талантливых учеников в "нужную веру".

Итак, тренеры выявили наиболее способных и взяли на вооружение современную методику. Но, чтобы спортсмены могли в полной мере проявить свои возможности, предстояло еще решить массу организационных вопросов, приводя всю систему подготовки в соответствие с "международными стандартами". Уже в 1969 г. был разработан и утвержден перспективный план подготовки к чемпионатам Европы и олимпийским играм вплоть до 1980 г, Наконец-то ввели обязательные тренировочные сборы, на которые 3-4 раза в год приглашаются не только ведущие спортсмены сборной, но и подающая надежды молодежь. К работе с наиболее способными атлетами привлекли тренеров высокой квалификации, которые стали регулярно получать за это заработную плату. Нам, возможно, это покажется странным, но Хайккола, например, до сих пор тренирует Вирена, так сказать, "на общественных началах". При крупнейшем спортивном вузе организовали постоянную базу для сборной команды, где есть не только все условия для тренировок, но и прекрасный медицинский центр.

Финская федерация легкой атлетики - одна из самых влиятельных и популярных в стране и, что немаловажно, обладает приличным денежным капиталом. Начиная с 1970 г. бюджет ее значительно вырос, и теперь она может вносить большую часть платы за обучение ведущих студентов-спортсменов, подсылать членов сборной команды на сборы в страны с более теплым климатом. После олимпийских побед Вирена и Васалы. возросли государственные субсидии, резко увеличились пожертвования от частных лиц и различных организаций. И теперь федерация обладает значительными суммами для развития легкой атлетики в стране. Только в 1973 г. на подготовку 128 лучших легкоатлетов (мужчин и женщин) предполагается истратить 355 000 финских марок.

Заботясь о дне сегодняшнем, не забывают в Финляндии и о будущем. Уже третий год проводятся здесь состязания для детей в возрасте от 10 до 14 лет. И если в 1971 г. в этих стартах приняло участие 85 000 мальчиков и девочек, то в 1972 г. их число возросло до 150 000. Согласитесь, что для страны, все население которой составляет 4,7 млн. человек, это внушительная цифра. В различных районах при спортивных клубах были организованы семь специализированных тренировочных центров, где под руководством опытных наставников, опять же назначенных федерацией, и под пристальным наблюдением врачей делают свои первые шаги будущие Вирены и Васалы, Кинтунены и Кантанены.

Но вернемся к тому, кто возродил некогда преданную забвению славу финских бегунов. В последнее время дважды олимпийского чемпиона и рекордсмена мира Лассе Вирена часто сравнивают с легендарным Пааво Нурми. И взаправду между ними много общего: олимпийские медали и рекорды, сильный характер и необычайная скромность, умеренный образ жизни и фанатичная преданность любимому спорту.

В семье Виренов из Мюрскюля, небольшого городка, что в 80 км от Хельсинки, четверо сыновей, и все они понемногу занимались спортом, но никто не увлекался им так серьезно, как третий сын - Лассе Арттури. "Мы никогда особенно не поощряли его увлечение бегом,- говорит отец,- но и не запреща-ли им заниматься. Конечно, в свободное от занятий время. Когда большинство ребят просиживало вечерами в кафе, Лассе тренировался. Он выделялся среди своих сверстников целеустремленностью и силой воли. Пожалуй, это и есть ключ к его потрясающим успехам". Сам Лассе думает так же. Когда его спрашивают, что необходимо, чтобы стать классным бегуном,- талант, серьезная тренировка, здоровое сердце и лег-кие, он неизменно отвечает: "Пожалуй, самое главное - иметь сильную волю, достаточно самолюбия и всегда ставить перед собой ясные, конкретные задачи".

Это и стало определяющим в его коротком, стремительном пути наверх. Да, он, бесспорно, талантлив, и врачи сборной, обратив внимание на физиологические особенности молодого бегуна, еще три года назад предрекали ему большое будущее. Но сколько таких обещаний и предсказаний раздавалось за последнее время, и как редко эти "наследники Куца, Нурми и Кусочинского" оправдывали возлагавшиеся на них надежды. Вирен смог подняться выше многих, ничуть не менее одаренных, и разгадку здесь следует искать не в колоссальных тренировочных объемах, которые сейчас выполняют большинство сильнейших бегунов мира, а в убежденности, наличии сильного духа.

Лассе, как и его прославленный соотечественник, обладает "сису". Помните прикидку самолюбивого финна на Играх в 1924 г.? То был бег - доказательство, бег - утверждение своей силы и собственного "я". Вирену тоже неоднократно приходилось доказывать свою правоту на дорожке, а проиграв однажды, он вновь и вновь стремился в бой, бескомпромиссный, с открытым забралом. Начав серьезно тренироваться в 16 лет, он в том же году выиграл национальный чемпионат юниоров на дистанции 3000 м. Сначала его подготовкой руководил брат Ниссе, но скоро тот почувствовал, что знаний, почерпнутых из специализированных журналов, явно недостаточно. И тогда оба брата обратились за помощью к своему земляку Рольфу Хайкколе, который некогда сам был отличным стайером и возглавлял сборную команду. После первой крупной победы Вирена на матче со Швецией в беге на 5000 м Рольф безоговорочно поверил в талантливого ученика.

Традиционные встречи двух скандинавских стран - Швеции и Финляндии - состязания, о которых следует сказать особо. Это матчи престижа, ежегодно проводящиеся в конце сезона, собирают многотысячный стадион болельщиков, а все билеты, как правило, распродаются уже в начале лета. "Для финна победа на матче со Швецией гораздо важнее выигрыша на чемпионате Европы и даже на олимпийских играх,- говорит Лассе.- В 1969 г. в состав команды, представленной в каждом виде тремя спортсменами, меня ввели в последний момент. Вот почему я так радовался первому месту и личному рекорду".

Содружество Хайкколы и Вирена оказалось весьма плодотворным. Уже в 1970 г. Лассе, которому был тогда 21 год, по-казал в беге на 5000 м 13.43,0, а в следующем году смог улучшить личные достижения до 13.29,8 и 28.17,4 и пробежать контрольные 3000 м за 7.54,0. И все-таки в олимпийский сезон он вступил скорее как юный соперник "грозного Юхи", нежели в качестве одного из основных соискателей олимпийского золота. Правда, все признавали его талант и быстрый прогресс, "о не совсем удачное выступление на чемпионате Европы дома в Хельсинки сделало Лассе просто одним из многих, кого не слишком принимали в расчет.

Его, как и Хайкколу, это, по-видимому, вполне устраивало. Они продолжали не торопясь готовиться к только им одним известным рубежам. Летние старты вначале, казалось, не предвещали неожиданностей. Лассе, ежедневно пробегая в тренировках от 40 до 50 км, выступал не слишком удачно. Показывал результаты среднего уровня и проигрывал заведомо более слабым соперникам (в беге на 10 000 м он ухитрился даже уступить марафонцу 3.Никкари). Первый выстрел прогремел в конце июля. На стадионе финской столицы, где каких-нибудь 11 месяцев назад он так разочаровал честолюбивых болельщиков, Лассе показал результат международного класса - лучший в мире за сезон на "пятерке" - 13.19,0. "Случайность" - решили многие, прочтя газетное сообщение. Но всего через два дня новая весть из Финляндии - Вирен пробежал 3000 м за 7.43,2. Казалось, ничто не может его остановить. Национальный рекорд на "десятке" - 27.52,4, установленный 3 августа, несколько приоткрыл завесу над далеко идущими планами 23-летнего финского полицейского. Он готовился к самой серьезной борьбе, и мировое достижение на 2 мили, показанное за две недели до Игр, подтверждает это.

В Мюнхен Лассе Вирен приехал, как в свое время Питер Снелл на Римскую олимпиаду, - прекрасный бегун с отточенным соревновательным мастерством, но фактически неизвестный широкому кругу болельщиков. Яркое, запоминающееся выступление Лассе в первом виде - беге на 10 000 м, победа с новым мировым рекордом - 27.38,4, несмотря на падение, заставили говорить о нем весь спортивный мир. Несколько скупых цифр помогут лучше оценить это достижение. Олимпийский финал был для него лишь 11-м стартом на этой ди-станции. На последнем круге Лассе показал 56,4. Заключительные 800 м он пробежал за 1.56,4, а 10-й км - за 2.29,2. Такого бурного финиша еще не знала история легкой атлетики!

Отличный уровень развития выносливости (с января до олимпийских стартов Вирен преодолел более 6880 км) и высокие скоростные качества на финише делают его практически неуязвимым для соперников. Поэтому, когда начало финального бега на 5000 м сложилось в выгодном для него ключе, темп на первых 3 км был более медленным, чем на 10-километровой дистанции, в победе Вирена не оставалось никаких сомнений. Ведь на финише ему пока нет равных. Так оно и случилось. Промчавшись заключительные 1500 м всего на 0,5 сек. хуже личного рекорда на "полуторке" - 3.44,7, финн завоевал вторую золотую медаль с новым олимпийским рекордом - 13.26,4.

Следующий вопрос, который волнует почитателей его таланта и ожидает ответа: сколь долго новый чемпион намеревается оставаться в большом спорте? Сейчас, когда слишком многое уже достигнуто, не собирается ли он сделать передышку? "Конечно, мир, окружающий олимпийского чемпиона, несколько отличается от тех условий, в которых я жил до сих пор", - замечает Вирен. Сила характера в данном случае проявилась в том, что, несмотря на все изменения в его жизни, Лассе продолжает совершенствовать свое мастерство, надеясь достичь еще больших вершин. Он по-прежнему скромен, отзывчив и вовсе не желает соприкасаться с грубым миром наживы и обогащения. Когда в ноябре во время пребывания в Нью-Йорке ему предложили подписать контракт с пресловутым "профессиональным цирком", Лассе отказался наотрез. "Новая цель после Мюнхена - чемпионат Европы 1974 г. в Риме, а потом - олимпийский Монреаль. Между крупнейшими состязаниями предпочитаю бег на результат, чем просто выступление ради победы. Достижение наивысшей спортивной формы можно точно спланировать. Я, к примеру, могу поддерживать высокий уровень результатов не более трех недель. Перед Мюнхеном боялся, что достиг "боевой готовности" слишком рано - во время установления мирового рекорда на 2 мили (14 августа). Но жизнь подтвердила правильность наших с тренером расчетов".

Рональд Кларк выступал ради рекордов и добился очень немногих громких побед. То же относится и к Бедфорду. Вяятяйнен не устанавливал ни мировых, ни европейских достижений, зато был двукратным чемпионом Европы, Сможет ли Лассе стать первым стайером наших дней, которому будут подвластны рекордные рубежи и значительные победы? Начало было многообещающим. В прошлом году Вирен оказался единственным в мире бегуном, которому удалось установить мировой рекорд до Олимпиады, во время Игр и после них (в беге на 5000 м - 13.16,4, позднее это достижение улучшил бельгиец Путтеманс). Лассе не любит много говорить, ответ, как всегда, предельно скромен, но мысль, высказанная им, заслуживает внимания: "Не имеет смысла предсказывать рекорды, которые буду пытаться установить. Но для спортсмена вполне естественно постоянное стремление к совершенству. Беговую дорожку стоит оставлять лишь тогда, когда почувствуешь, что достиг предела своих возможностей".

Сравнение Вирена с прославленным Нурми пока только своего рода аванс, выданный щедрой на эпитеты прессой. Но у нового лидера "финского возрождения" есть все задатки великого атлета, способного повести за собой отряд молодых, талантливых спортсменов, которые смогут вписать немало новых блестящих страниц в историю легкой атлетики своей страны".



КЛБ "Сильвия":
Лассе Вирен сумел оправдать выданные ему авансы, вновь став сильнейшим на 5000 и 10 000 м на следующей Олимпиаде в Монреале, а в марафонском забеге, пытась повторить уникальное достижение Эмиля Затопека, финишировал пятым. Легендарный финский спортсмен бежал и на играх в Москве, где также был в числе лидеров.
У себя на родине четырехкратный Олимпийский чемпион, экс-рекордсмен мира Лассе Вирен пользуется заслуженным уважением, у входа на Олимпийский стадион в Хельсинки стоит его статуя, а в 1999 г. он был избран в парламент Финляндии.